«Нам необходимо заменить SAP ERP, но сделать это прямо сейчас невозможно»

Что ждет сферу информационных технологий? На чем, кроме импортозамещения, компаниям стоит заострить внимание в 2022 году? Что может поспособствовать органическому росту бизнеса и решению проблем кадрового голода? Что необходимо сделать для технологического импортоопережения? Реально ли заменить SAP? Подробности — в интервью Рината Гимранова, начальника управления ИТ в ПАО «Сургутнефтегаз».

— Ринат Дамирович, как вы считаете, на чем стоит сконцентрироваться ИТ-отделам крупных компаний? Какие бизнес-задачи наиболее приоритетны в 2022 году?

— Во-первых, сейчас не время спокойно сидеть и наблюдать за ситуацией. Важно быть на передовой и не тешить себя иллюзиями, что SAP или Microsoft никуда не денутся и продолжат работу.

 

Думаю, что сегодняшняя ситуация требует решительных действий в части импортозамещения. При этом важно понимать, что не все задачи мы сможем закрыть в полной мере.

Во-вторых, еще одна часть работы — сохранение организационного капитала. То есть, внедряя, например, SAP, — одно из лучших решений в мире — компания в процессе работы накапливает определенный организационный капитал: правила ведения бизнеса, организации процессов, принятия решений, компетенции, организационные структуры. Важно это сохранить, чтобы не нанести ущерб бизнесу.

В-третьих, нужно сосредоточиться не только на импортозамещении, но и на прогрессе. Не стоит быть догоняющими. Гораздо эффективнее работать на опережение и продолжить намеченные программы развития. Сейчас очень важно позаботиться о «завтрашнем дне».

Например, геологи, когда планируют разведывательные маршруты на лето, выкидывают с самолета по ходу маршрута бочки со съестными запасами и необходимыми вещами. ИТ-отрасли тоже необходимы технологии, которые в будущем окажут неоценимую помощь, помогут с импортоопережением.

В идеале нам нужен ренессанс 70-х, когда страна в области компьютерных, программных и математических средств была впереди всех — у нас были свои научные парадигмы, стандарты, подходы, технологии. Потом, к сожалению, случилась авантюра с IBM, когда их технологии и решения взяли за основу, а собственные разработки были загублены.

 

«Поэтому повторюсь: сейчас такой момент, когда нужно работать на опережение и надеяться только на себя, на свою страну.»

— А что сейчас является той самой «бочкой с едой» для IT-отрасли?

— Здесь просто нужно понять: а чем же мы будем заниматься, скажем, через пять лет. Понятно, что эпоха монолитных систем проходит. Нужны другие решения.

При этом микросервисная архитектура, которая позиционируется как замена традиционной монолитной, не может обеспечить корпоративную модель данных или процессов, потому что микросервисы по определению разрознены.

Значит, нужен такой слой, который сделает микросервисы одним целым. И эта работа сегодня еще не выполнена. Это одна из идей, где можно не догонять, а опережать. Внедрять решения, которые позволят иметь корпоративный ландшафт немонолитных систем, объединенных в однородную структуру — реализовать архитектуру «управляемый рой».

Также важное направление связано с интернетом вещей и искусственным интеллектом, то есть со всем тем, что станет новой эпохой роботизации и автоматизации, когда устройства смогут работать при минимальном участии человека. В результате мы получим производственные объекты, оснащенные оборудованием со встроенным программно-аппаратным комплексом, который интегрируется в общую систему и будет действовать автономно.

Думаю, тут нужен отдельный форсайт в ИТ-отрасли, нацеленный на генерацию идей, которые пригодятся бизнесу в будущем. В этом направлении у нас есть как исторически накопленный опыт — направленная эволюция в парадигме ТРИЗ (теории решения изобретательских задач), так и современные разработки в области сложных систем, например, методика управления сложными ситуациями, которую мы разработали и апробировали в совместной работе с научным коллективом ЭФ МГУ.

— Как считаете, сколько времени российским компаниям понадобится на перестройку и разработку новых идей и смыслов?

— Дело в том, что в российской действительности принята аварийно-кризисная модель управления. Это хорошо описано в книге Александра Прохорова «Русская модель управления».

То есть люди «просыпаются» и начинают активно действовать только тогда, когда катастрофа уже произошла. В этом случае мы все делаем быстро, все успеваем.

 

«Например, если у нас будет до катастрофы 3 месяца, то все сделаем за три месяца. Дадут нам, скажем, 10 лет, то все эти годы и будем предотвращать катастрофу.»

— Скажите, чувствуете ли вы сейчас острую нехватку ИТ-кадров? Как можно преодолеть кадровый голод?

— Да, конечно, дефицит кадров ощутим. И, например, low-code — это один из вариантов спасения в текущей ситуации. Потому что современные системы позволяют бизнесу жить и развиваться в режиме органического роста.

То есть традиционный BPM-подход такой: рисуем бизнес-процесс на бумаге, потом пишем ТЗ, создаем информационные системы, внедряем, тестируем и запускаем. Пока мы все это делаем, бизнес уже давно ушел в другую сторону.

А в low-code-системе рисование — это и есть разработка информационной системы. Процесс создается ровно в том виде, в котором бизнес его сегодня понимает.

 

«Современная low-code-система не требует специального обучения, все очень легко. И дальше идет органический рост за счет того, что платформа способна запускать новые экземпляры процессов по свежей схеме, а старые докатывать по прежней.»

Все происходит вживую: меняем схему бизнес-процесса и нажимаем кнопку «опубликовать». Если нужна новая функция, прорабатываем процесс и «выкатываем» изменения. Таким образом, правильно примененная low-code-система решает проблему кадрового голода, так как ИТ-специалисты в этом процессе не нужны.

— Скажите, а возможна ли такая ситуация в будущем, когда рынок будет переполнен ИТ-кадрами?

Да, это реально. Параллели, конечно, проводить сложно, но вот, например, ситуация, связанная с электроэнергетикой: сегодня работать электриком не престижно. Хотя высококлассные профессионалы по-прежнему востребованы. Но все-таки электромонтер — это рабочая профессия.

По идее, что-то такое должно произойти и с ИТ. В будущем это должно стать обычным ремеслом. С другой стороны, я об этом говорю уже, наверное, больше 10 лет, но спрос на ИТ-специалистов все больше и больше.

Точно понятно, что быстрого перехода к ремеслу не стоит ждать, ближайшие 5-8 лет айтишникам есть чем заняться, они будут очень востребованы.

— Еще один важный вопрос: как вендорам ИТ-решений и заказчикам лучше понимать друг друга?

— Между вендором и заказчиком должен быть толмач. И тогда им не надо будет друг друга понимать. Если вы пытаетесь разработчиков и заказчиков поставить в одну команду, то, как правило, это приводит к проблемам. Поэтому команды внедрения или бизнес-консалтинг нужны обязательно.

— Как заменить SAP? Возможно ли это?

— Нужно просто брать и заменять. Знаете, есть такая детская загадка: как положить слона в холодильник. Тут все то же самое: открываем проект, заменяем SAP, закрываем проект.

Но если серьезно, миграция из SAP ERP — непростая задача. И «Сургутнефтегаз» в ближайшей перспективе не ставит перед собой такие цели, потому что это было бы нереально. Но в течение 5 лет мы, конечно, планируем полностью избавиться от этой системы.

К сожалению, заменить SAP ERP без потери функциональности невозможно. Дело в том, что «Сургутнефтегаз» — это одно юридическое лицо, из этого вытекает ряд сложностей. Заменить SAP ERP в таком непростом юр.лице, где реализовано централизованное закрытие отчетного периода, расчет себестоимости, считаются все налоги, решаются коммерческие вопросы, идет формирование первички, учет производства и много другое, непросто.

В текущий момент все это невозможно реализовать ни в какой другой системе. Поэтому по кусочкам будем решать эту задачу.

Думаю, что в ближайшие 2 года на российском рынке появится система, способная заменить SAP ERP, но сейчас такой пока нет. Конечно, мы не собираемся просто сидеть и ждать. Планируем активно взаимодействовать с компаниями, которые способны разработать достойное решение.

— А как в «Сургутнефтегаз» сейчас обстоят дела с управлением цифровыми документами? Необходимо ли в этом направлении импортозамещение?

Для электронного делопроизводства и документооборота компания использует систему Directum. То есть на прикладном уровне в «Сургутнефтегазе» есть зрелая платформа российской разработки.

Очень хорошо, что в 2010 году на тендере мы выбрали именно эту систему. Но и по этому направлению сейчас много задач: необходимо менять СУБД, операционную систему.

Плюс сейчас переходим на новую версию Directum RX. Конечно, это замедляет развитие. Но, так или иначе, задачи будут решены, мы продолжим развитие благодаря обновленной системе.

Планируете внедрять цифровые инструменты?

Узнайте, чем будут полезны решения Directum для вашей компании! Оставьте заявку, и мы свяжемся с вами в течение рабочего дня — определим ваши интересы и подготовим индивидуальную презентацию.

0
Связаться
с нами

Оставьте свои контактные данные, и мы свяжемся с вами